На главную

Презентация книги Reign In Blood о барабанщике SLAYER

  • 3092
  • Doomwatcher
  • 25 декабря 2008
Slayer

Прошлое и будущее барабанщика Дейва Ломбардо всегда было для него не менее важно, чем его настоящее в Slayer – а со сторонней перспективы, может быть даже и больше. Ломбардо – единственный музыкант оригинального состава, покинувший ряды группы. Именно барабанщик стал источником единственного серьезного внутреннего конфликта в лагере коллектива в период выхода альбома Reign In Blood (и позднее). Хотя с тех пор он возвращался в группу, дважды.
Ломбардо познакомился со своей женой Терезой на одном из первых выступлений Slayer. Она прошла с Дейвом от неизвестности до славы – во многом за счет неприятия сего факта остальными музыкантами группы. Выпустив Reign In Blood, Slayer наконец-то стали достаточно известной группой для того, чтобы арендовать гастрольный автобус. Молодожен Ломбардо, решил отправиться в турне вместе со своей женой, в разрез с политикой группы запрещающей личные отношения. Сей факт, неизбежно привел к напряжению отношений и по завершении первой части американского турне, Ломбардо ушел из Slayer лишь затем, чтобы через три месяца вернуться назад. Все музыканты Slayer имеют крепкие семейные узы, но семейные инстинкты Ломбардо казалось, стали просто неуправляемыми.
Дейв Ломбардо родился в Гаване, на Кубе, в 1965 году. Вместе со своими родителями, двумя старшими братьями и старшей сестрой, он приехал в Америку в 1967. семья Ломбардо уехала с Кубы, но не забыла культуру этой страны. Переработка латинских ритмов до сих пор актуальна и интересна для одного из самых лучших барабанщиков экстремального жанра, пионера техники игры на молотобойных двойных бас бочках.
«Кубинская музыка – это важная часть моей повседневной жизни», говорит Ломбардо. «Я слушаю эту музыку постоянно, в силу привычки, с каким-то религиозным трепетом. Эту музыку слушают мои дети. Я говорю им, «Я играю на барабанах, потому что это мое призвание. Мне хочется дать им как можно больше знаний о культуре их собственного отца, сыграть им те песни, которые вдохновляют меня, даже если это не кубинская музыка, а скажем, если это индустриальная музыка, к примеру, альбом группы Ministry. Я объясняю им все прекрасные стороны такой музыки».
Даже на пике карьеры Slayer, на первом места для Ломбардо всегда стояла семья. В 1992 году, рождение его первенца послужило мотивацией его второго ухода из группы. За более чем 10-ти летнее отсутствие, у Ломбардо появится еще двое детей. Сидя в задней части гастрольного автобуса, с темными волосами средней длинны и в черных очках с тонкой оправой, он разговаривает как мягкий человек, как провинциальный папочка, который может без крика, спокойно объяснить вам все ваши ошибки.
В Лос Анжелесе, его братья могли наполнить дом музыкой Айка и Тины Тернер, War и песнями Митча Райдера (Mitch Ryder). Брат Дейва – Денни – играл на барабанах, и заразил этим увлечением Ломардо. Когда Дейв был еще пацаном, Денни мог расставить несколько коробок в гостиной, перед стерео установкой их родителей, большого предмета мебели размером с кухонный шкаф для посуды. Потом он включал такую пластинку как The Rolling Stone – Flowers, вкладывал карандаши Дейву в руки, указывал ему на импровизированную перкуссионную установку, и говорил «Играй!».
В Лос Анжелесе проживало множество выходцев с Кубы поэтому отец Дейва так и не удосужился выучить английский язык. Чета Ломбардо отправлялась вместе со своими детьми на семейные вечеринки. В таких общественных клубах как Holguinro, под грохот безумной румбы и сальсы, биг бенды с духовыми секциями могли превратить лос анжелеские вечеринки в ночи в Гаване. Но к удивлению своей матери, Дейв не танцевал. Для Ломбардо основное действо происходило отнюдь не на танцполе. Он исчезал за кулисами, находил себе свободный стул, и наблюдал за барабанщиками.
Рок начал просачиваться в такие кубинские клубы как La Cofradia, где однажды Ломбардо увидел группу с привлекательным басистом, в котором, позднее, он узнал Тома Арайю.
Когда группы начинали играть такой боевик как песню группы Bachman-Turner Overdrive – Taking Care Of Business, публика на танцполе могла замереть, но в жилах Ломбардо закипала кровь. В 1979 году, участь в девятом классе, он подрабатывал помощником ди джея, но при этом буквально разрывался между громкостью и ритмом. Громкость начала побеждать.
«Во мне словно происходило перетягивание каната», говорит Ломбардо, «с одной стороны, я слушал песни Джимми Хендрикса, Led Zeppelin и Cream. Но в плане культуры, мои родители и знакомые моих родителей, тусовались вместе, слушали музыку в стиле диско, одевались в таком же стиле, и носили соответствующие прически. Можно сказать, что рок музыка стала моим бунтом, но те не менее, я никогда не забывал о кубинской музыке и диско».
В раннем подростковом возрасте Ломбардо продолжил свое примитивное музыкальное образование. Он научился играть, отстукивая ритмы на своей кровати, копируя барабанные партии из песен Zeppelin, играя на подушках и книгах. К тому времени, когда у него появилась барабанная установка фирмы Tama, он уже выроботал свой фирменный исполнительский стиль. Ломбардо может изменить рисунок ударных при игре на хай-хете и басовом барабане, заменяя хай-хет ритмом бас бочки, тут же делая такую песню Iron Maiden как Genghis Khan вдвое тяжелее. Занимаясь на басовом барабане, он инстинктивно разрабатывал одно из самых значительных музыкальных инноваций в металле, технику игры на двойных бас бочках, как ключевой элемент звучания на крупных, закрытых концертных площадках.
«Тогда было всего несколько барабанщиков которые играли на двойных бас бочках, но я представлял себе подобную технику игры совершенно иначе», вспоминает Ломбардо. «И как раз тогда я услышал как «Грязнуля» (Philthy 1976-1984 и 1987-92 барабанщик Motorhead) играет песню Overkill, и решил изменить представление о тяжести, и что значит играть тяжело. Это был еще один элемент, который я мог использовать для оттачивания своего фирменного стиля».
Продолжая учится в школе South Gate High School, он стал известен как один из самых крутых барабанщиков квартале. Работая разносчиком пиццы, как-то раз он оказался дома у Арайи. Как-то раз, Дейв встретил во дворе Керри Кинга, подошел к нему и поинтересовался, не тот ли это парень со своей коллекцией гитар, о котором он как-то слышал, и, кажется, он хотел сколотить свою группу. Керри не стал отпираться.
«У меня есть парочка ребят», сказал Кинг, «думаю, что у нас бы получилось стать классной бандой».
Просто невозможно стать ведущим треш барабанщиком и при этом быть постоянно спокойным. Тот же самый гипердрайв что дал Ломбардо преимущество за барабанной установкой, может оказать ему медвежью услугу в гастрольном автобусе.
«Он фанат кофеина», говорит Кинг. «Он постоянно на взводе, не в состоянии усидеть спокойно на одном месте. Мы прозвали его A.D.Dave («Аудио-Цифровой Дейв»).
После ухода из Slayer, вероятно Ломбардо единственный оригинальный музыкант коллектива, записавший больше чем одну песню или работающий сольно вне рамок группы. Он отметился на пластинке переработок музыки Вивальди, в исполнении итальянского классического музыканта Лоренцо Арруга (Lorenzo Arruga). Он джемовал с ди джем Spooky, и играл высокохудожественный тяжелый шум в Fantomas – звездного состава при участии бывшего фронтмена Faith No More Майка Пэттона (Mike Patton) и лидера группы Melvins – База Осборна (Buzz Osbourne). Осборн также обнаружил, что иногда семейный мужчина также требовал к себе особого подхода.
«Я бы никак не назвал Дейва тихим», говорит Осборн. «Я бы сказал, что он совершенно не похож на тихоню. Он подвержен беспричинному стрессу, и я не могу понять почему».
Возможно, отчасти этот стресс объясняется спорным статусом одного из самых великих треш барабанщиков на планете.
Многие годы, Ломбардо не устраивали жесткие рамки звучания Slayer. «Вот если бы мы написали коммерческую песню, наша популярность не сошла бы резко на нет, и Slayer играли бы на сцене еще много лет», заявил Ломбардо Дэвиду Конову (David Konow автор книги «Трясите своей башкой: История Металла» (Bang Your Head: History Of Metal)). «Если бы в этом деле нам помог Рик Рубин, нам бы удалось написать тяжелую песню способную поднять нас на новый уровень».
Кинг вспоминает, что барабанщик постоянно вынашивает эту мысль. «Мы с Джеффом установили в группе тоталитаризм, где есть два мнения «правильное и мнение начальника»», говорит Кинг. «Если бы он сказал такое вслух, то вероятно мы бы уже сидели в баре и смеялись над ним».
Ломбардо – самый известный музыкант Slayer, однако, его вклад в написание песен – минимален. Брейк двойных бас бочек в кульминации первой песни Reign In Blood – Angel Of Death, навечно сделал ему имя смертоносной металлической машины.
«Сомневаюсь, что Дейв был в восторге от своего статуса Барабанщика с Большой Буквы», говорит бывший служащий лейбла Def Jam Джорджес Салмерс (Georges Sulmers), соглашаясь с мнением Осборна. «Вы вспоминаете прошлое и думаете, вся эта драма не стоила и выеденного яйца. И вот я снова играю в группе, в которой не хотел играть».
Ломбардо не считает себя, вне всякого сомнения, лучшим музыкантом Slayer, но согласится со статусом самого известного.
«Однажды, мой сын Джереми подошел ко мне, невинно хлопая своими глазками. «Пап, а ты и в правду считаешься одним из самых величайших барабанщиков в мире?»», рассказывает Ломбардо. «На что я ему и отвечаю, «Нет, есть барабанщики и получше меня. Но так уж принято считать, сынок». Только одна моя игра на ударных не сделала бы мне имя, толчком моей карьеры стала такая пластинка как Reign In Blood».

Комментарии:

Ваш комментарий:

Ваш комментарий появится сразу после проверки модератора




Система Orphus