На главную

Интервью с барабанщиком SLAYER

  • 3695
  • Дмитрий DOOMWATCHER Бравый
  • 29 июля 2010
Slayer, Fantomas

Журналист сайта examiner.com взял интервью у Дейва Ломбардо (Dave Lombardo), барабанщика Slayer. Полный перевод интервью читайте ниже:

 

Examiner: Slayer одна из редких метал групп со своей историей, от которой поклонники постоянно ждут новых песен. Уверен, что тебя это не удивляет, но добавляет ли это ответственности?


Дейв: Мне кажется, что это здорово. Это настолько позитивно, что хочется выпускать новые песни. И ни к чему играть только одно старье. Постоянное творчество, постоянное движение вперед.


Examiner: Еще Slayer прямо таки повезло в том плане, что у вас отчаянные (почти ревнивые) преданные фанаты. Ты никогда не страшишься той энергетики, которой обладают ваши поклонники?


Дейв: Нет, я вообще ничего такого не боюсь. Как здорово, что они так любят нашу музыку, а мы с удовольствием исполняем ее для них. И нам нравится наблюдать за тем как они фанатеют и наслаждаются. Это круто.


Examiner: Ты не считаешь, что Slayer больше не пользуются признанием критиков? Мне кажется, что сейчас народ на ура встречает альбом Slayer лишь из-за самого факта, что это альбом Slayer, а не из-за заслуг самого альбома.


Дейв: Меня не волнуют те, кто поверхностно относятся к любому творчеству. У каждого есть выбор смотреть, слушать, вникать, и есть те, кто этого делать не любит. Я к этому отношусь спокойно.


Examiner: Я заметил на Amazon три переизданных Slayer(овских) DVD ("Live Intrusion", "War At The Warfield" и "Still Reigning"), но ты появляешься только на одном из этих дисков. Не обломно?


Дейв: Да, я играю на последнем, и меня это вполне устраивает. Когда-то я играл в группе, потом они выпустили "War At The Warfield", записанный с Полом Бостафом. Так уж вышло. И теперь, когда все три программы продаются вместе, мне кажется, что это здорово. Я играл на большинстве песен включенных в бокс-сет "Soundtrack To The Apocalypse", а Пол та мало где засветился. Так что на этот раз, мы так сказать «поменялись местами». Два видео с ним, и одно со мной.


Examiner: Раз уж мы заговорили о том времени, когда ты не играл в Slayer, ты все еще играешь в Fantomas, или ты ушел из-за обязанностей в Slayer?


Дейв: O, нет, я до сих пор важная часть Fantomas. Так получается, что сейчас мы оба заняты. Майк Паттон снова поет в Faith No More. Мы просто ждем новых песен Паттона. И этот новый материал почти готов, очень хочу послушать, что он там подготовил, разучить его песни и играть!


Examiner: Наверное, трудно перестраиваться с прямолинейного металла Slayer на безумные песни Паттона?


Дейв: Нет, просто приходится учиться. Мне хорошо знаком его стиль, и я знаю, как он сочиняет свои песни, как относится к музыке. Поэтому мне легко переключится, перестроится. У него совершенно другое творчество.


Examiner: Когда ты вернулся в Slayer после работы с Fantomas, бывало что паттоновская манера «пролезала» в твой слейеровский стиль?


Дейв: Навряд ли, что-либо из этого повлияло на Slayer, но как барабанщик я явно стал лучше. На самом деле, я начал лучше понимать музыку Slayer. Правда, все группы с которыми я играл вне Slayer помогли мне совершенствоваться как барабанщику.


Examiner: Как сделать так, чтобы игра в группе не превратилась в «работу»? Что ты делаешь, чтобы все время оставаться свежим и заинтересованным?


Дейв: Старичок, я люблю играть на барабанах, люблю выступать на сцене, люблю записываться. Это моя жизнь… и я занимался эти всю свою жизнь, и на вряд ли я заскучаю. У каждой работы есть своя «отрицательная изнанка». Например, рутина гастролирующего музыканта – собираешься, выходишь из дому, садишься в машину и едешь в аэропорт, садишься на самолет, потом из самолета в микроавтобус, затем из автобуса в отель. Потом ждешь, когда надо ехать на концерт. Приезжаешь в зал, занимаешься проверкой звука перед концертом – все это превращается в рутину, все эти разъезды, постоянные затяжные перелеты. Конечно, мы можем себе позволить лететь бизнес классом, так что нам немного легче, но на гастролях переезды остаются для меня самым стрессовым моментом.


Examiner: Ты что-либо сочиняешь на гастролях?


Дейв: Редактирую. Вожу с собой небольшую примочку Pro-Tools, и «химичу» на ней. Но сочинение для меня суть импровизации. Конечно, я не вкатываю барабаны в свой гостиничный номер, следовательно, нахожу другие способы для творчества – ну, например, записываюсь дома, а потом беру эти записи с собой, редактирую их, компоную. Но как я уже сказал, во многом мое творчество базируется на импровизации.


Examiner: Из-за своего стремления совершенствоваться как барабанщик, наверное, ты активно ищешь работу в разных сторонних проектах?


Дейв: Не из-за «стремления совершенствоваться», мне хочется открывать для себя другие вещи. Вот, все знают меня по работе в Slayer. Послушайте, но ведь я играю не только в Slayer; я умею играть и в других стилях. Стремление продемонстрировать миру, что я не просто металлический барабанщик, это всегда было одни из моих главных приоритетов, с тех пор как в 1992 я ушел из Slayer.


Examiner: Поэтому ты и участвовал в записи альбома музыки Вивальди ("The Meeting")...


Дейв: Ну, это другое. Просто необходимо максимально раскрывать свой творческий потенциал. Это приятное дополнение, когда ты играешь, выступаешь; нужно вносить разнообразие, а не только делать то, что ты обычно предпочитаешь делать!


Examiner: В прессе писали, что остальные трое музыкантов, относятся к Slayer как к бизнесу, как ты выражаешь себя как музыкант?


Дейв: Я не могу говорить за остальных, не могу объяснить их переживания, но конечно, я стремлюсь быть не «просто барабанщиком». Хочется быть музыкантом, вот в чем вся разница. И при этом вовсе не обязательно уметь играть на других инструментах; во многом это связано с отношением к делу, взглядами и творческими устремлениями.


Examiner: Интересно отметить, что пока Slayer придерживаются своей истории, и стремятся быть прямолинейной группой, ты сам активно стараешься не повторяться?


Дейв: На каждом записываемом мной альбоме, я выкладывался на все 100%. Я стремлюсь сделать каждую песню лучше, чем предыдущую, и при этом стараюсь не повторяться. Когда стремишься к идеалу, теряешь спонтанность своего исполнения, и игра становится выхолощенной. Я стараюсь играть максимально раскованно, сочетать барабанные переходы с гитарными рифами или менять уже установленные схемы. Наверное, так я раскрываю свой талант артиста. Не стремлюсь заново создать себя, или сыграть самый сложный барабанный переход, ничего такого. Мне куда интересней выразить свое «чувство», максимально гармонично сочетать две партии вместе – как барабаны вписываются в музыкальный контекст. Хочется быть одним из тех барабанщиков, что как-то обогащают музыку, а не тем парнем, что сидит на репетиционной базе 24 часа в сутки, семь дней в неделю и старается переиграть, перещеголять другого барабанщика. Нужно уметь применить то, что уже было сделано в музыке.


Examiner: Тебя никогда не преследует тень альбома "Reign In Blood"? Для большинства металлистов, эта пластинка является вашим наивысшим достижением.


Дейв: Да, это круто, я люблю этот альбом. Пускай эта пластинка преследует меня, чтобы я не хотел! Видишь ли, другие группы стараются выпустить подобную пластинку, которая способна стать вершиной ли вехой в их творчестве – альбом, который необходимо прослушать, если вы хотите играть в данном стиле. В этом альбоме есть все, свое настроение, своя агрессивность, и зверство. Я бы не сказал, что эта работа отбрасывает тень или отражает что-то негативное. Замечательно иметь такую пластинку в своем каталоге.


Examiner: И на каждом концерте Slayer чувствуется этот позитив, не смотря на все неистовство. Безумное поведение ваших фанатов никогда не беспокоит тебя?


Дейв: Ну, есть множество тех, кто совершенно спокойно ведут себя на концертах Slayer. Но, как правило, в партере происходят стычки, драки. Эти люди просто не умеют отрываться. Они, наивные, думают, что если будут размаивать своими руками, изображать из себя каратистов, то типо это и есть мошь, но они делают только одно – провоцируют конфликт. Вот когда люди калечат других людей. Для меня это как-то удивительно, я этого не понимаю, так как когда мы выступаем в Европе, в таких странах как Испания, Италия и Греция, местные знают, как надо отрываться – они мошируют правильно, когда подростки водят в толпе хороводы. К сожалению, я должен признать, что современная северо-американская версия моша представляет из себя банальное размахивание кулаками. Сейчас это скорее опасно, чем весело, и я думаю, что из-за этого многие подростки теперь не рвутся угорать в стоячем партере.


Examiner: Раз уж мы заговорили о моше, как ты относишься к современному ренессансу треш метала, когда молодые группы черпают свое вдохновение в металических альбомах выходивших 20-25 лет тому назад?


Дейв: Так это же здорово! Это лишний раз доказывает то, что мода циклична. Треш становится еще мощнее! Ну прям как Джек Блек спел в одной из песен Tenacious D: “Уничтожить метал не возможно!” Реально не возможно, потому что это сама жизнь! Это музыку записывает и выпускает не какой-то амбициозный музыкант, который не в состоянии выйти на сцену или нанять кого-то другого, чтобы тот исполнял его музыку. Это НАСТОЯЩИЙ музыкант, играющий свою музыку. Вот как раз именно в это для меня и состоит секрет долговечности металла.


Examiner: Извини за столь наглый вопрос, но недавняя хирургическая операция Тома Арайи не свидетельствует ли о то, что вы стареете и должны «немного сбавить обороты»?


Дейв: Нет, это всего лишь настоящее напоминание, что больше Том не может мотать своей головой как прежде. Знаешь, Керри и Джефф продолжают трясти хаерами, но вот Том – это отдельная история. Он так мотал своей башкой, что у него позвонки сместились, причем все было настолько серьезно, что ему пришлось делать операцию. И я думаю, что его состояние ухудшилось только за последние 2-3 года; на вряд ли эта проблема развивалась годами. Просто он начал мотать своей головой сильнее, чем обычно, вот это возымело свои последствия. Я никогда с ни это не обсуждал, но я так думаю.


Examiner: Когда все закончится, какой же след должны после себя оставить Slayer?


Дейв: Репутацию самой мощной концертной группы. Что наше творчество было тотальной злобой. Когда вы приходите на концерт Slayer, вы рассчитываете получить удар бас бочки в грудь. Вы должны прочувствовать всю мощь и энергетику – словно это не группа играет, а какой-то локомотив мчится по гребаным рельсам. Вот что слушатели и зрители должны прочувствовать, и такими они и должны нас запомнить. Хочется, чтобы они чувствовали себя избитыми музыкой.

Комментарии:

Ваш комментарий:

Ваш комментарий появится сразу после проверки модератора




Система Orphus